Тепуи

Mar. 4th, 2017 06:57 pm
luchiel: (newi)
[personal profile] luchiel
Оригинал взят у [livejournal.com profile] haritonoff в Тепуи
Текст и фотографии Алексея Яковлева [livejournal.com profile] botalex из постов ЗАТЕРЯННЫЙ МИР РОРАЙМЫ. Часть 1 и Часть 2.



Мечта любого путешественника-натуралиста, Рорайма относится к останцовым столовым горам (местное название "тепуи"). Склоны их вертикальны, а вершины плоски, так что тепуи напоминают гигантские пни, разбросанные по саваннам Гвианского нагорья.


Кукенан тепуи

Вот и согласно индейским легендам, собранным Кохом Грунбергом в 1911г., когда-то Рорайма была гигантским усыпанным плодами деревом, чья крона возвышалась высоко в небо. Каким-то образом племена местных индейцев сумели срубить это дерево. Однако, когда дерево было повалено, из гигантского пня излилось столько влаги, что она затопила всю саванну вокруг, а верхушка с плодами, ради которых и было загублено волшебное дерево, упала в неприступных краях на севере. Когда наводнение сошло и унесло с собой плодородный слой, индейским племенам осталось лишь возделывать чахлые культуры на скудных почвах Гран Саванны. А пень Рораймы и по сей день напоминает индейцам пемон о неблагоразумности их предков.


У подножия Рораймы тепуи

Впрочем, никакие мудрые мифы не способны прибавить ума их носителям. Так, обильную добычу индейцы пемон традиционно отмечали кострищами. Когда индейцев было не так много, все обходилось. Сегодня же они пользуются многими благами цивилизации, однако продолжают жечь костры в сухой сезон, в том числе для расчистки полей под сельскохозяйственные нужды. Порывы ветра разносят огонь окрест, порождая разрушительные пожары. Так, пожар 1925 года уничтожил весь реликтовый лес вокруг Рораймы. Огонь распространился до самого края вершины! И сегодня на клочках вторичного леса можно видеть скелеты многовековых деревьев, погибших в огне.



Все Гвианское нагорье является выступом (антеклизой) древнего фундамента, сложенного из докембрийских вулканических и метаморфических горных пород, в основном гранитов и гнейсов, некоторые из которых сформировались 3,6 миллиарда лет назад на западе Гондваны. Это одни из самых древних обнаруженных пород земной коры. Гвианское нагорье начало отделяться вместе с Южноамериканской платформой в конце Юрского периода 150 миллионов лет назад, и тогда Атлантический океан разделил Африку и Америки. В последующем нагорье слой за слоем покрывалось песком. Эти слои были уплотнены и местами сцементированы двуокисью кремния из термальных источников. На вершие Рораймы кое-где двуокись кремния выкристаллизовалась шикарными друзами белого кварца. Местами спекшийся с кварцитом песчаник достиг слоя в сотни метров высотой, тогда как неспекшийся эродировал с осадками. Так и образовались тепуи и Рорайма — самый высокий останец в их числе.



Друза кварца из Долины Кристаллов:



Еще недавно кристаллы на Рорайме хищнически расхищались на сувениры. Сегодня за вынос даже малюсенького кристаллика вас накажут большим штрафом, а вашего гида лишат лицензии.



Рорайма расположена точнехонько на стыке границ трех государств — Венесуэлы, Бразилии и Гайяны (последнюю Уго Чавес, как и его предшественники, считает своей мятежной провинцией). Все три границы соединяются прямо на плоском плато горы в точке 2723 м над уровнем моря. Рорайма — высочайшая и, пожалуй, самая известная из более чем ста тепуи. Площадь плато горы составляет 34 кв. км, она обрамлена довольно крутыми скалами до полукилометра высотой.



Круглый год Рорайму поливают тропические ливни и даже в сухой сезон лета (наша зима) Рорайму венчает густое белое облако, образующееся из испарений облачных лесов, раскинувшихся у ее подножья и наползающих на самый край плато. Кроме того, много влаги конденсируется по утрам за счет резких температурных колебаний между жарким днем, разогревающим вершину, и холодной ночью, когда температура может падать ниже нуля.



С непрекращающимися осадками с Рораймы неизбежно вымывается вся органика, поэтому ее вершина практически лишена почвы. Вот это-то обстоятельство вкупе с бедностью минерального состава породы и естественной изолированностью биотопа и породило удивительный растительный мир Рораймы, половина представителей которого не встречаются больше нигде.



Растения здесь добывают азот, вступая в симбиоз с грибками (это все наземные орхидеи, многочисленные виды семейства вересковых и другие). Грибки, прорастающие с корнями растений, поставляют азот, а взамен получают углеводы. Такой мутуалистический симбиоз называется микоризой. Некоторые виды семейства вересковых на Рорайме отличаются удивительными цветками. На фото - эндемики плато Рораймы бежария Им-Тёрна:



тибаудия (Thibaudia sp.):



и эндемик Рораймы и ближайших тепуи ледотамнус сидячецвековый (Ledothamnus sessiliflorus):





Другие растения поправляются насекомоядением. Даже бромелии здесь выделяют в пазухи листьев, всегда заполненные водой, мощные протеолитические ферменты (вроде бромелина в ананасе, от которого, если переесть, так щиплет во рту). Незадачливые насекомые тонут и перевариваются в таком бульоне, подкармливая растение. Броккиния усеченная (Brocchinia reducta) - один из очень немногих представителей насекомоядных бромелеевых:



Другие плотоядные растения образуют ловчие аппараты. На разных тепуи можно встретить эндемичные гелиамфоры из семейства сарацениевых. Вообще же все 18 описанных видов гелиамфор встречаются только в границах Гвианского плоскогорья. Листья гелиамфор образуют ловчие кувшинчики. Родовое название Heliamphora образовано от греческих корней - болото и амфора. Растение довольно примитивно. Кувшинчик имеет небольшую крышечку, которая, в отличие от сходных по строению насекомоядных непентесов, не прикрывает входное отверстие, да в том и нет особой нужды, поскольку гелиамфоры не выделяют пищеварительных ферментов, а попадающие в кувшинчики насекомые перевариваются обитающими в "бульоне" микроорганизмами. Зато эта крышечка вырабатывает много нектара, привлекающего насекомых, а потому ботаники называют ее нектарной ложкой. Внутренние края кувшинчика устроены так, что незадачливое насекомое легко соскальзывает по гладкому ободку на дно, а кроме того, внутренняя поверхность кувшинчика покрыта обращенными вниз волосками, которые препятствуют освобождению жертвы. Чтобы кувшинчик не переполнялся во время ливней, у него имеется краевой вырез, через который вытекает избыток дождевой воды. Гелиамфора поникающая (Heliamphora nutans) была первым описанным в 1839 г видом рода. Она формирует обширные ковровые заросли, образованные ловчими аппаратами до 10-15 см в высоту на кислом гумусе, на болотах горы:



Много на вершине горы и более знакомых нам росянок. Это крошечные розеточные растеньица, близкие по строению к нашей росянке круглолистной. Насекомые липнут к железистым выделениям на листьях, которые, почуяв добычу, медленно сворачиваются, пеленуя и переваривая жертву. Росянка рораймская (Drosera roraimae) — красиво получается на макро:



Но ни одно насекомоядное растение не достигло такого совершенства ловчего аппарата, как пузырчатка. Распространенный по всему миру род этих растений представлен 215 видами, 5 из которых встречаются в России. Особенного благоденствия пузырчатки достигли в неотропиках. На одном только Гвианском плоскогорье их описано 48 видов, от крошечных водных до довольно крупных наземных и эпифитных. Эпифитная пузырчатка Кэмпбелла (Utricularia campbelliana) растет на мшистых стволах деревьев в облачных лесах на склонах Рораймы:





Самой, пожалуй, знаменитой в мире стала пузырчатка Гумбольда (Utricularia humboldtii). Это крупнейший представитель рода пузырчаток с красивыми голубыми цветками. Растет она по болотам и нередко селится в пазухах бромеллий, где всегда можно отыскать влагу. Влага необходима пузырчаткам, поскольку их ловчие аппаратики (пузырьки) ловят именно водную живность. Виды помельче довольствуются простейшими, коловратками и мелкими нематодами. Ловчие аппаратики пузырчатки Гумбольда достаточно крупны, они достигают 1,2 см в диаметре, и могут ловить добычу покрупнее вроде круглых червей, мелких ракообразных, личинок комаров и даже головастиков и мальков рыб:



У пузырчаток нет корней, так что наземные виды (есть еще и свободноплавающие) закрепляются с помощью специальных столонов, на которых и сидят ловчие пузырьки. Строение этих удивительных органов описал еще Чарльз Дарвин. В пузырьке имеется ротовое отверстие, по краям которого находятся длинные разветвленные волоски, названные Дарвином антеннами, и несколько жестких щетинок. Нижний край отверстия утолщен и вдается внутрь пузырька плотным валиком. От верхнего края отходит тонкий и очень эластичный клапан-дверца, наружная поверхность которого несет большое количество желёзок, выделяющих клейкое вещество и сахар, служащие приманкой для маленьких животных. Недавно было обнаружено, что пузырьки мелких видов умеют выделять химические вещества привлекающих простейших вроде инфузорий. Клапан открывается при легчайшем прикосновении к триггерным антеннам, и животное с током воды засасывается внутрь. Попав в полость, животное не может выйти обратно, так как клапан тотчас же закрывается и не может быть открыт давлением изнутри. Через некоторое время животное погибает и служит пищей для растения. Продукты пищеварения поглощаются находящимися в пузырьках всасывающими клетками. Внутренняя поверхность пузырька покрыта железистыми волосками, которые выделяют ферменты, участвующие в процессе переваривания захваченных животных. Они же всасывают образующийся в результате переваривания жертвы питательный бульон так, что внутри пузырька создается вакуум.



Поистине огромно разнообразие орхидей Рораймы! Есть здесь и крупноцветковые виды и совсем крошечные красавицы. Все наземные орхидеи живут за счет обязательного симбиоза с грибками. Соцветие этой орхидеи (Epidendrum ulei) всегда словно надломлено — так растение оберегает цветки от холодного ветра:



Еще один эпидендрум (Epidendrum secundum) растет в более защищенных местах:



Под защитой камней орхидея Octomeria connellii селится у самого края плато:



Всюду на вершине горы можно встретить удивительное растение стеголепис гвианский (Stegolepis guianensis) из семейства рапатеевых:



Все семейство из 80 видов произрастает в тропической Америке и лишь один вид (Maschalocephalus dinklagei) обнаружен на западе Африки в Либерии, что лишний раз подтверждает то, что доказывают и геологи: Гвианское нагорье - когда-то было частью единого континента Гондваны. Индейцы пемон употребляют сочные основания листьев стеголеписа в пищу.



Может, индейцы прошлого и забирались на вершину Рораймы, однако белый человек впервые ступил на плато относительно недавно. Первопроходцы объявили гору неприступной. Одним из первых путешественников, дошедших до Рораймы в 1838г., был Роберт Шомбургк — пионер научного исследования Британской Гвианы. Вернувшись со своим братом в Лондон, ученый привез богатые натуралистические сборы и завораживающий рассказ об удивительной горе, который незамедлительно породил легенды о доисторических формах жизни, сохранившихся на ее неприступном плато. Эти идеи развил в своем знаменитом фантастическом романе "Затерянный мир" Артур Конан Дойль, благодаря которому Рорайму окутал и без того ослепительный ореол загадочности и романтики. В те времена путешественники подбирались как можно ближе к тепую по реке Мазаруни, однако им все равно приходилось преодолевать большие расстояния пешком (в то время индейцы еще не успели спалить всю чащу тропического леса нагорья).



Презрев все трудности, влекомые фантазиями Конана Дойля, сюда продолжали прибывать исследователи. В 1864г. до Рораймы добрел немецкий ботаник Карл Фердинанд Аппун, а в 1872г. на нее любовался снизу Чарльз Баррингтон Браун, предложивший использовать воздушный шар для покорения вершины горы. С 1879 по 1884гг. орнитолог Генри Увайтли совершил несколько походов к Рорайме. Его попытки проложить путь к вершине через непроходимый облачный лес склонов горы не увенчались успехом.



В 1884г. немецкий коллектор орхидей Сьедель объединил свои усилия с прибывшими сюда путешественниками Эверардом Им-Тёрном и Гарри И. Перкинсом. Вначале они попытались пройти путем Увайтли, но проход не покорился и им. Однако Тёрн и Перкинс не оставили попыток и забрались на вершину, проложив свой собственный маршрут. Сегодня эту дорогу называют La Rampa. Несмотря на вполне предвиденные препятствия, восхождение оказалось нетрудным. Однако то, что они обнаружили на вершине, потрясло их воображение. Повсюду их окружали необычайные каменные фигуры, "бросающие вызов всем законам гравитации". Каменные изваяния были окружены водными потоками, водопадами, озерцами и болотами с низкой растительностью. В поле зрения покорителей не попалось ни единого дерева или крупного животного; их окружила первобытная тишина. В честь Им-Тёрна названы эти 2 замечательных растения Рораймы: родственник наших рододендронов, бежария (Bejaria imthurnii):



и совагезия из семейства охновых (Sauvagesia imthurniana):



Рассказы Им-Тёрна и Перкинса подогрели и без того огромный интерес европейцев к затерянному миру Рораймы. В 1894 и 1898гг. богатые научные сборы произвели МакКоннелл и Джон Квэлч. В 1911-ом по реке Кукенан в эти места забирается антрополог Кох Грунберг, собравший сведения о населяющих Канайму индейцах. Сегодня мы называем всех индейцев этого региона словом "пемон", на что они обижаются и не устают поправлять. "Пемон" по-индейски значит "человек". Так окресили местных аборигенов первопроходцы, не разобравшись в их языке. На деле же этот регион населяют три коренных этноса — taurepan, arekuna и camaracoto. В честь МакКоннелла и Квелча названо красивое растение-литофит из семейства бромелиевых (родня ананаса) — коннеллия Квелча (Connellia quelchii):



и удивительный представитель семейства горечавковых — роджерсонантус Квелча (Rogersonanthus quelchii):



Всеобъемлющая научная экспедиция на Рорайму проходит в 1927-ом под руководством выдающегося маммолога Джоржа Генри Гамильтона Тейта. Его команда расставила ловушки по всему плато горы. "В каждой десятой ловушке мы обнаруживали создание, не отмеченное более нигде в мире", — с энтузиазмом писал ученый. Чаще всего в ловушки попадали неуклюжие черные жабонята ореофринеллы, названные в честь их первооткрывателей МакКоннелла и Квелча — Oreophrynella quelchii, живущая на самом плато, и Oreophrynella macconnelli, обитающая в лесах склонов горы.



Oreophrynella — род древних амфибий, встречающихся исключительно на тепуях. Поскольку жизнь на этих столовых горах эволюционировала медленней, ореофринеллы сохранили все признаки своих примитивных родственников из Африки. Брюшко у них оранжевое, но спинка черна как смоль. Вообще, все немногочисленные обитатели плато Рораймы окрашены в самые темные тона. Это явление в биологии известно как меланизм. Накопление пигмента спасает животных от мутагенных ультрафиолетовых лучей. Почти черны здесь и единственные 2 вида бабочек из рода Protopedaliodes, и стрекозы с пауками, и даже умилительные носухи коати (Nasua nasua vittata) — самые крупные обитатели Рораймы. Ореофринеллы — крохотные жабки, не способные прыгать. Медленно и неуклюже карабкаются они по скользким камням, перебирая лапками словно хамелеоны. Умей они прыгать, наверняка тут же угодили бы в глубокую расселину. Потревоженные жабонята прикидываются дохлятиной и кубарем скатываются в щель между камнями или в лужицу. На соседнем тепуе Кукенан обитает уже другой вид — Oreophrynella nigra.


Кукенан на закате

Первое удачное восхождение на Кукенан (или Матави) совершила в 1963-ом группа исследователей из университетского колледжа Бангора (Уэльс). Издали Кукенан очень живописен. Индейцы по доброй воле на этот тепуй не забираются, ибо верят, что его населяют души умерших. В наши дни восхождение на него запрещено и законом. Во время дождей с Кукенана низвергается 4-ый по высоте водопад. Самый высокий в мире водопад Анхель (979 метров) можно наблюдать с небольшого самолета или вертолета, облетая Ауян-тепуй, но это уже совсем другая область Канаймы.



В 1933 лётчик из США Джеймс Эйнджел прилетел на Ауян-тепуй в поисках руды. По словам местных гидов он искал алмазы. Это вполне оправдано тем, что местные аборигены во времена Джеймса Эйнджела постоянно говорили о камнях, которые, по их описаниям, можно было принять за алмазы. На самом же деле, плато, с которого падает водопад Анхель, изобилует кристаллами кварца вроде тех, что мы видели на Рорайме (см. часть 1). 16 ноября 1933г. Эйнджел, пролетая над Канаймой, обратил внимание на Ауян-тепуи. 9 октября 1937г. он вернулся в эти места и попытался посадить самолет на этот тупуй, но при посадке самолет был поврежден и уже не мог взлететь снова. В результате Эйнджелу и трём его компаньонам (в их числе была и его жена Мари) пришлось спускаться с тепуя пешком. Их возвращение к цивилизации заняло 11 дней. Новости об этом приключении распространились очень быстро, и водопад был назван в честь Эйнджела (по-испанки его имя читается как Анхель - Salto Ángel). Т. о. водопад не имеет ничего общего с ангелами, как многие полагают. Самолет «Фламинго» Эйнджела оставался на месте приземления в течение 33 лет, пока его не сняли с плато вертолетом. Самолет был отреставрирован в авиационном музее города Маракай и теперь стоит прямо перед аэропортом города Сьюдад-Боливар.


Кукенан в утренних облаках

Первые вертолетные экспедиции на Рорайму проводились с 1976 по гг. под руководством Чарльза Брюэра-Кариаса, которому посвящена интересная статья в февральском номере журнала Geo. 72-летний Чарльз Брюэр-Кариас снискал себе славу самого гениального рыцаря удачи на просторах Амазонии и сумасброда. Когда ему было восемь лет, Чарльз Брюэр составил первый список снаряжения для будущих экспедиций. Сегодня на его счету около двухсот экспедиций в джунгли Амазонки и книга, ставшая классикой антропологии. Сфера его интересов огромна: ботаника, энтомология, геология, спелеология, этнотехнология, антропологическая одонтология. В его честь названо 25 биологических видов.



В наши дни на Рорайму круглый год взбираются туристы в обязательном сопровождении индейцев пемон. В наименее дождливые месяцы (август, декабрь и январь) Рорайму ежедневно покоряют по нескольку десятков человек. Многих ... сюда по-прежнему влечет фантастический роман сэра Конана Дойля.



На склонах Рораймы среди лишайников можно обнаружить интересные орхидеи. Максиллярия (Maxillaria sp.):





Этот поход дается нелегко. В любом случае он очень опасен. Взбираясь по склону, вы сталкиваетесь с участками шатких камней, а на поверхности есть места, где часами приходится скакать по валунам, разделенным глубокими расселинами, упав в которые, вы рискуете сломать кости таза и надолго застрять между камнями в ожидании спасательного вертолета. Валуны эти покрыты склизкими сине-зелеными водорослями, которые никак не облегчают передвижения... Камнепад — дело непредсказуемое, а потому в таких походах даже самые опытные проводники рискуют своими жизнями. Склоны Рораймы покрыты чащей облачного леса. Здесь всегда влажно, много низкорослых пальм и древовидных папоротников. Стволы деревьев поросли мхами и эпифитами.



Отдельная трудность — пересечение узких, но бурных рек по пути к Рорайме. Индейцы рекомендуют надевать толстые носки и в них ступать с камня на камень (действительно так намного легче). Но во время дождей речушки текут так стремительно, что человеку нетяжелому трудно устоять на ногах.



Еще несколько замечательных растений — боннеция рораймская (Bonnetia roraimae) из семейства бонециевых, низкорослый кустарник с кроной в форме гриба:



психотрия изящная (Psychotria concinna) с неестественно сиреневыми цветками — представитель многочисленного рода психотрий семейства мареновых:



и красивейший симболянтус Елизаветы (Symbolanthus elisabethae) из горечавковых, опыляемый маленькими изумруднопёрыми колибри:



На плато нельзя оставлять фекалии, дабы не нарушать баланс уникальной экосистемы, приспособившейся к условиям дефицита органики.


Page generated Jul. 23rd, 2017 04:54 am
Powered by Dreamwidth Studios